Специальный отчет “Qazaqstan Shutdown 2022”
Доступ к информации
Доступ к информации
Автор статьи
Диана Окремова,
ОФ «Правовой медиа-центр»
В условиях тотального шатдауна, с которым столкнулись казахстанцы, доступ к публичной информации был затруднен. Однако правительство понимало, что оставлять людей в информационном вакууме — не слишком хорошая идея, которая может повлечь за собой другие проблемы. Поэтому в разгар событий (5-6 января), когда интернет был отключен по всей стране, граждане Казахстана получали информацию о происходящем по телевидению (работали каналы «Хабар 24», Qazaqstan, Atameken Business). В основном это были новости о происходящем в Алматы и других регионах, обращения президента и предупреждения о возможной административной и уголовной ответственности за призывы к экстремизму и терроризму, распространение заведомо ложной информации и выход на улицу во время комендантского часа.
Петиции
8 января Акорда сообщила, что без подключения к интернету можно читать свежие новости на сайтах inform.kz, qazaqstan.kz, tengrinews.kz, 24.kz, baq.kz, baigenews.kz, stopfake.kz. В тот же день стало возможным использовать без интернета сервисы Kaspi банка и Halyk банка. О введении комендантского часа регулярно информировала посредством SMS служба спасения.
Что касается официальных сайтов, то информация на них обновлялась регулярно. Так, сайт Министерства информации и общественного развития 5 января опубликовал материал «Об ответственности СМИ в условиях чрезвычайного положения». Впоследствии сайт оперативно публиковал информацию об авиаперелетах, введении ЧП, ситуации в разных регионах Казахстана, ограничении интернет-связи и многом другом.
Сайт akorda.kz публиковал официальную информацию бесперебойно, начиная с 3 января. Для удобства казахстанцев были открыты горячие телефонные линии по вопросам авиаперелетов, поиску пропавших без вести людей, психологической и адвокатской помощи, по ценам на продукты и ГСМ.
7 января казахстанцы получили SMS-уведомление от Акорды о том, что новости впредь будут распространяться посредством SMS. Последующие сообщения содержали информацию о том, что глава государства выступит с обращением, а также что пострадавшие в результате погромов предприниматели получат от государства поддержку.
Также был оперативно организован доступ к информации для предпринимателей, пострадавших в ходе январских событий, создана горячая телефонная линия, постоянный контакт с сотрудниками палаты «Атамекен».
Из-за того, что были заблокированы сайты СМИ, многие люди были ограничены в доступе к политической информации. Это привело к тому, что некоторые казахстанцы даже не знали, что в стране размещены войска ОДКБ.
Что касается доступа к информации в регионах, ситуация в период ЧП разнилась. Так, аким Карагандинской области Женис Касымбек 7 января провел совещание, на котором поручил главам департаментов давать оперативную и точную информацию по происходящим событиям, а также ответил на все вопросы журналистов. Но это происходило далеко не во всех регионах.
Ситуация также показала, что не все государственные органы в условиях ЧП готовы работать оперативно и слаженно. Например, полиция до сих пор не предоставила четких и конкретных сведений о количестве погибших, виновниках произошедшего, причинах поражения правоохранительных органов в период с 5 по 8 января. Журналисты и граждане регулярно запрашивают данную информацию, однако она противоречива и не вызывает доверия. Гражданские активистки Асем Жапишева и Бэлла Орынбет организовали сбор подписей под обращением «За раскрытие списка погибших погибших и раненых».
Кроме того, одним из самых животрепещущих вопросов оставалось местонахождение первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. В официальных сообщениях его пресс-секретаря было сказано, что он находится в столице, однако ни разу с момента начала трагических событий до 4-минутного выступления по телевидению 18 января Назарбаев не появлялся публично и не выступал с обращениями к гражданам. Поэтому общество в основном придерживалось мнения, что он покинул страну или скончался
В целом можно сделать вывод, что доступ к информации в период ЧП ограничивался в разной степени и в разных сферах. Ограничения касались, в основном, информации о причинах и виновниках трагических событий, а также о количестве пострадавших и раненых. При этом в ст. 6 Закона «О доступе к информации» есть норма, запрещающая ограничение доступа к информации о чрезвычайных ситуациях, угрожающих безопасности граждан, о фактах совершения актов терроризма, о состоянии пожарной безопасности и др.Кроме того, одним из самых животрепещущих вопросов оставалось местонахождение первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. В официальных сообщениях его пресс-секретаря было сказано, что он находится в столице, однако ни разу с момента начала трагических событий до 4-минутного выступления по телевидению 18 января Назарбаев не появлялся публично и не выступал с обращениями к гражданам. Поэтому общество в основном придерживалось мнения, что он покинул страну или скончался
Таким образом, право граждан на доступ к информации было частично ограничено и нарушено.
Международные нормы доступа к информации также предусматривают максимально полный доступ к информации за исключением крайних случаев. Так, Йоханнесбургские принципы оговаривают пределы допустимых в интересах национальной безопасности и в условиях чрезвычайного положения ограничений.
Учитывая вышеперечисленное, можно отметить, что у казахстанцев не было объективной возможности оценить степень «крайней необходимости», а правительство не предоставило четких оснований для этого. Степень «крайней необходимости» полностью оценивали сами государственные органы и на этом основании решали, какую информацию можно публиковать, а какую нет.
В период ЧП международные организации выступили с заявлениями относительно свободы информации в Казахстане Выводы:
Верховный Комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет призвала власти Казахстана «обеспечить немедленное и полное восстановление интернет-услуг», напомнив об их важности также «для служб неотложной медицинской помощи во время пандемии COVID-19».
Рекомендации
Правительству Казахстана следует:
● строго следовать нормам международного и национального законодательства в сфере доступа к информации;

● прозрачно и объективно оценивать степень необходимости ограничения доступа к информации в период чрезвычайного положения, детально анализируя каждый случай;

● способствовать максимальному раскрытию информации, особенно если в этом есть высокий общественный интерес.
Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Тереза Рибейру заявила: «неограниченный доступ к информации, как офлайн, так и онлайн, представляет собой важный элемент общественной безопасности и всегда должен соблюдаться. Я призываю власти Казахстана сохранять, защищать и развивать свободу СМИ в стране во имя блага и всесторонней безопасности как самой страны, так и региона ОБСЕ в целом».
«Манипулируя доступом к cети — то отключая интернет, то предоставляя ограниченный доступ — правительство Казахстана пытается продемонстрировать свою власть над страной», — отметили в Access Now. — «Это недопустимо. Государства должны расширять возможности населения посредством доступа к информации и средствам коммуникации, а не угрожать «стрельбой на поражение», отрезая от связи с внешним миром людей, осуществляющих свое право на протест».