Нарушения права на справедливый суд во время январских событий
Роман Реймер
Правозащитник, юрист-практик в области гражданского права, соучредитель ОФ "Еркіндік қанаты", участник Коалиции нового поколения правозащитников
Введение
Трагические события января 2022 года в очередной раз, но гораздо более отчётливо, продемонстрировали случаи системного нарушения и по существу пренебрежения свободой собраний, правом на справедливое судебное разбирательство и право на приватность.

В казахстанских социальных сетях активно обсуждается использование со стороны силовых структур видеокамер с функцией распознавания лиц для выявления участников январских событий.

По информации из социальных сетей, в отношении некоторых граждан Казахстана, так или иначе принимавших участие в январских событиях и попавших в объективы системы видеонаблюдения, были произведены следующие действия:

● задержания и доставления в полицейские участки;
● привлечение к административной ответственности по статье 488 КОАП РК.

При этом МВД РК официально опровергает использование видеокамер с функцией распознавания лиц в правоохранительных органах[1].

Тем не менее, факты привлечения казахстанцев к административной ответственности, в том числе, предположительно, и через городские системы видеонаблюдения существуют. Далее — разбираем один из таких примеров.

[1] Официальный ответ МВД РК Исходящий номер: 6-6-2-25/ЗТ-Ш-1112-И от 18.02.2022 на запрос ОФ «Еркіндік қанаты»
Кейс Александры Осиповой
Краткая фабула дела такова. 5 января 2022 года известная блогерка Александра Осипова находилась на площади «Республики» в Усть-Каменогорске, где вела прямую трансляцию через социальную сеть Instagram, освещая стихийное мирное собрание в честь поддержки требований работников крупных промышленных предприятий в западной части страны.

После сообщения от представителей исполнительной власти (акима города) о том, что мирное собрание незаконно, Александра Осипова незамедлительно покинула площадь «Республики» задолго до начала столкновения граждан с представителями силовых структур.

Однако 9 января 2022 года блогерка была доставлена в полицейский участок, где была привлечена к административной ответственности согласно ч. 7 ст. 488 (Нарушение законодательства Республики Казахстан о порядке организации и проведения мирных собраний) Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях (далее — КРКоАП).


9 января 2022 года постановлением судьи специализированного суда по административным правонарушениям г. Усть-Каменогорска Рахимовой Р. Т. Александра Осипова была признана виновной в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 7 ст. 488 КРКоАП, и подвергнута административному наказанию в виде штрафа в сумме 153 150 тенге[1].

Постановлением судебной коллегии по уголовным делам Восточно-Казахстанского областного суда в составе судьи Дорош И. Н. указанное выше постановление специализированного суда по административным правонарушениям г. Усть-Каменогорска было изменено. Действия Александры Осиповой были переквалифицированы на ч. 6 ст. 488 КРКоАП, и назначено наказание в виде административного штрафа в сумме 91 890 тенге[2].

В настоящее время защитником Александры Осиповой подано ходатайство о внесении представления в судебную коллегию Верховного суда Республики Казахстан о пересмотре в кассационном порядке вышеуказанных постановлений.

При этом стоит отметить, что судебное заседание первой инстанции 9 января 2022 года проходило в здании полицейского участка в режиме офлайн, и было так называемым выездным.

Более того исходя из материалов дела основным доказательством «вины» Александры Осиповой стала фототаблица, подтверждающая нахождение блогерки на площади «Республики» 5 января 2022 года. Интересно, что фототаблица состояла не только из фото самой Александры Осиповой, но и фото третьих лиц, на которых она была зафиксирована. Таким образом, фото Александры Осиповой были получены представителями МВД либо в нарушении ст. 145 Гражданского Кодекса Республики Казахстан (далее — ГК РК), либо в результате абсолютно незаконных следственных действий, либо через городскую систему видеонаблюдения.

Несмотря на очевидную сомнительную легитимность выездных судов, Верховный Суд Республики Казахстан (далее — ВС РК) официально сообщает следующее:

● в действующем законодательстве прямой запрет на проведение выездных судебных заседаний не предусмотрен;
● выездные заседания проводились в связи с объявлением в стране чрезвычайного положения (ЧП).[3]

В настоящее время направлен дополнительный запрос с целью разъяснения ВС РК своей позиции по деятельности выездных судов, исходя из конкретных требований как национального, так и международного законодательства.

По существу ВС РК сообщает, что является поборником принципа «что не запрещено, то разрешено», а также даёт отсылки на специализированное законодательство, а именно — Закон Республики Казахстан от 8 февраля 2003 года за № 387-II «О чрезвычайном положении» (далее — «Закон о ЧП»).

Отсюда следует, что необходимо тщательно разобраться в законодательной природе выездных судов, практике правоприменения, а также роли наблюдателей и блогеров в освещении мирных собраний, исходя из соответствующих международных стандартов.

[1] Постановление № 6312-22-00-3/244 от 09.01.2022 года
[2] Постановление № 6399- 22-00-3а-415 от 26.01.2022 года
[3] Официальный ответ ВС РК за № 6001-22-8-6/70 от 18.02.2022 года на запрос ОФ «Еркіндік қанаты»
Нарушение принципов справедливого судебного разбирательства
Вынося свое постановление, судебная коллегия по уголовным делам Восточно-Казахстанского областного суда не обнаружила никаких нарушений прав Александры Осиповой при возбуждении дела и при рассмотрении его судом первой инстанции.

Суд первой инстанции в отношении Александры Осиповой был проведён в здании полицейского участка, куда блогерка была ранее доставлена представителями МВД.

Согласно Постановлению Специализированного суда по административным правонарушениям города Усть-Каменогорск Восточно-Казахстанской области от 9 января 2022 года за № 6312-22-00-3/244 (далее — Постановление), судебное заседание было открытым.

Более того, в Постановлении не указано, что процесс прошёл в здании полицейского участка в режиме оффлайн и заседание было так называемым «выездным». Заседание прошло в день «доставления» Александры Осиповой в отделение полиции. Отсюда следует, что у неё не было возможности должным образом подготовиться к судебному процессу.

Помимо этого, на процесс не был допущен защитник, не были допущены наблюдатели, а также представители средств массовой информации. Защитник, наблюдатели, а также представители СМИ не смогли бы также подключиться в режиме онлайн в связи с отключением сети интернет.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций фактически легитимизируют практику проведения административных судов в законодательно непредусмотренных для этого формах и местах, а именно так называемых «выездных» судов.

Выездные суды абсолютно никак не регламентированы соответствующим национальным законодательством. Отсюда следует, что по существу «выездные» суды незаконны.

Более того, международные стандарты, в частности ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах (далее — МПГПП) и замечание общего порядка № 32(далее — Замечание № 32) к данной статье не содержат положений, которые можно интерпретировать как возможность проведения судебных заседаний вне зданий судов.
1
П. 9 Замечания № 32 регламентирует: «Доступ к отправлению правосудия должен действенным образом гарантироваться… чтобы никакое лицо не было с процессуальной точки зрения лишено своего права требовать правосудия».
2
П. 13 Замечания № 32 указывает, что «Право на равенство перед судами и трибуналами обеспечивает также равенство состязательных возможностей. … одни и те же процессуальные права должны обеспечиваться всем сторонам, кроме как если различия предусматриваются законом и могут быть оправданы по объективным и разумным основаниям, не ставящим подсудимого в фактически невыгодное положение и не подвергающим его иному несправедливому отношению».
3
П. 28 Замечания № 32 регламентирует, что «Все судебные разбирательства… в принципе должны проводиться устно и быть открытыми для публики. Публичность… служит важной гарантией интересов отдельных лиц и общества в целом».
Таким образом, «выездные» суды незаконны по следующим основаниям:

● «выездные» суды никак не регламентированы ни одним национальным нормативно-правовым актом или добровольно ратифицированным Казахстаном международным стандартом в области права на справедливое судебное заседание;
● проведение выездных судебных заседаний в зданиях отделов полиции нарушает принцип разделения властей, поскольку суды проходят на территории органов исполнительной власти;
● выездные суды нарушают принцип гласности, поскольку территория отделов полиции являются режимным учреждением и соответственно закрыта для посещения наблюдателей и представителей средств массовой информации;
● выездные суды нарушают принцип равенства сторон, поскольку судебные заседания проходят в помещениях органов полиции, привлекших задержанных к административной ответственности.
Вышеуказанное является прямым нарушением как национального законодательства, так и международных стандартов справедливого судебного процесса, особенно исходя из того, что в условиях тотального отключения сети интернет обеспечение принципа гласности судопроизводства является невозможным. Таким образом, государство в лице выездного суда ограничило процессуальные права Александры Осиповой.
Исходя из «Сиракузских принципов толкования ограничений и отступлений от положений МПГПП», государство имеет право ограничивать права и свободы человека в строго необходимых случаях. При этом «необходимость» ограничений, по Сиракузским принципам, наступает лишь в трёх случаях: когда это отвечает насущной потребности государства или общества; преследует законные цели; а также является соразмерным этим целям.

В данном случае государство не дает четких объяснений того, зачем была введена практика выездных судов, не доказана насущная потребность в нарушении процессуальных прав граждан и принципов независимого судопроизводства через введение «выездных» судов. В этой связи ограничение прав граждан носит произвольный характер.
Таким образом, судебный процесс первой инстанции прошёл в нарушении как национальных, так и международных стандартов и по существу является нелегитимным, и, как следствие, вынесенный судебный акт должен быть отменен.
Далее, «Закон о ЧП» устанавливает, что основанием для введения ЧП является обеспечение безопасности, защиты прав и свобод человека и гражданина, защиты конституционного строя Республики Казахстан. Анализируя Указы Президента о введении ЧП, мы не обнаруживаем пункты, ограничивающие деятельность казахстанских судов. Это связано с тем, что доступ к справедливому судебному разбирательству является одним из ключевых конституционных прав человека.

Более того, ст. 23 «Закона о ЧП» устанавливает: «Правосудие в местности, где введено ЧП, осуществляется судами в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан». Под законодательными актами в первую очередь подразумевается Конституционный закон Республики Казахстан от 25 декабря 2000 года за № 132-II «О судебной системе и статусе судей» (далее — Конституционный закон).
1
П. 1 ст. 3 Конституционного Закона регламентирует, что «Судебную систему Республики Казахстан составляют Верховный Суд Республики Казахстан, местные и другие суды…». При этом «Учреждение специальных и чрезвычайных судов под каким-либо названием не допускается».
Следует особо отметить, что ни Закон, ни Конституционный Закон не содержат положений о какой либо возможности ограничения права на доступ к судебной системе и как следствие ограничения процессуальных прав сторон процесса. Таким образом, отсылка ВС РК на то, что выездные суды проводились из-за введения режима ЧП не находит своего законодательного подтверждения и, как следствие — незаконна.
Нарушение стандартов в области свободы мирных собраний
Замечание общего порядка № 37 о праве на мирные собрания по статье 21 (Замечание № 37) содержит в себе элементы, указывающие на недопустимость применения в отношении Александры Осиповой преследования в административном порядке.

В официальных источниках информации нет данных об организаторах мирного собрания на площади «Республики» 5 января 2022 года. Более того, нет никакой официальной информации о том, что определёнными физическими лицами в местный исполнительный орган были направлены соответствующие уведомления, на которые были даны определённые ответы, в том числе запрет на проведение собрания.

Собрание 5 января 2022 года с точки зрения международных стандартов является «стихийным». Согласно п. 14 Замечания № 37, «…стихийные собрания, как правило представляющие собой непосредственную реакцию на текущие события, независимо от того, координируются они или нет, в равной степени защищены статьей 21 МПГПП».

Таким образом, в отсутствие официальной информации, 5 января 2022 года Александра Осипова, исходя из норм международного права, принимала участие в стихийном собрании и не могла знать о том, что были нарушены некоторые спорные национальные стандарты. Официальной информации о том, что собрание является «незаконным», не было до момента выступления акима города Усть-Каменогорск.

Задачей Александры Осиповой, исходя из ее пояснений, отраженных в постановлении суда первой инстанции, являлось освещение общего хода и мониторинг событий на площади «Республики» через прямые эфиры в социальной сети Instagram, так как она является блогеркой. Отсюда следует, что в своём статусе она подпадает под защиту статьи 21 МПГПП, а именно п. 30 Замечания № 37, в котором говорится:

«Особо важную роль в полном осуществлении права на мирные собрания играют журналисты, правозащитники, наблюдатели на выборах и другие лица, участвующие в мониторинге или отчётности в отношении собраний…. Они не должны подвергаться репрессиям или преследованиям в иной форме, а их оборудование не должно конфисковываться или повреждаться. Даже если собрание объявлено незаконным…, это не означает прекращения права вести мониторинг».

Следовательно привлечение Александры Осиповой к административной ответственности за факт её присутствия на собрании 5 января 2022 года противоречит добровольно ратифицированным Республикой Казахстан положениям МПГПП.
Рекомендации
Верховному Суду Республики Казахстан:

1. Внимательно изучить как действующее национальное, так и международное законодательство на предмет законности, достаточно и разумности правоприменительной практики выездных судов.
2. При проведении судебных заседаний по ст. 488 КРКоАП критически относится к доказательствам в виде фото- и видеоматериалов, полученных из неустановленных источников с нарушением права на собственное изображение.

Министерству внутренних дел Республики Казахстан:

Запретить проведение выездных судебных заседаний в отделениях полиции и иных зданиях, относящихся к министерству, как незаконных и нарушающих принципы права на справедливое судебное разбирательство и принцип разделения властей.

Генеральной прокуратуре Республики Казахстан:

Рассмотреть деятельность «выездных» судов с точки зрения соблюдения законности, прав и интересов граждан в рамках судебных процессов.
Приложения
Постановление № 6312-22-00-3/244 от 09.01.2022

Постановление № 6399- 22-00-3а-415 от 26.01.2022

Официальный ответ МВД РК за № 6-6-2-25/ЗТ-Ш-1112-И от 18.02.2022 на запрос ОФ «Еркіндік қанаты»

Официальный ответ ВС РК за № 6001-22-8-6/70 от 18.02.2022 на запрос ОФ «Еркіндік қанаты».