Специальный отчет “Qazaqstan Shutdown 2022”
Шатдаун интернета
Шатдаун интернета
Автор статьи
Елжан Кабышев
ОФ «Digital Paradigm»
Стоит отметить, что в Казахстане превалирует доступ в интернет посредством сотовой связи
130%
процент проникновения
сотовой связи в стране, по данным Halyk Global Markets
Проникновение мобильного, по данным правительства широкополосного доступа к интернет 14,9 млн.
2
оператора сотовой связи существуют в Казахстане на
сегоднящний день. Beeline и группа «Казахтелеком» в составе Kcell и Tele2/Altel
4 января по всему Казахстану ограничивался доступ в мессенджеры WhatsApp, Telegram и Signal, а спустя день был заблокирован доступ в интернет.
5 января «Казахтелеком» и Beeline отключили доступ к интернету — и мобильному и проводному — для своих абонентов. Так как интернет в Казахстане централизован, т.е. пропуск международного трафика осуществляется только через сети операторов международной связи, в основном через монополиста АО «Казахтелеком», то можно смело сказать, что выхода в сеть лишилось все население страны.
Ночью 6 января доступ к интернету был возобновлен, но ненадолго. Информацию о блокировках интернета в Казахстане публиковали в своих Telegram-каналах проект GlobalCheck, а также организация NetBlocks.
В тот же день Beeline сообщил, что ограничение интернета не зависит от действий компании. Kcell заявил следующее: «Согласно пункту 1-2 статьи 41-1 Закона «О связи» в настоящее время компетентными органами Республики Казахстан проводятся мероприятия по приостановлению работы сетей и оказанию услуг связи в интересах обеспечения антитеррористической и общественной безопасности. Сроки решения вопроса неизвестны».
Согласно п. 3 ст. 41-1 Закона «О связи», операторы связи и (или) АО «Государственная техническая служба» (ГТС) обязаны исполнить предписание госоргана (Комитет национальной безопасности), принявшего решение о приостановлении связи, в течение не более двух часов.
ГТС, в соответствии со ст. 9-2 закона, обладает государственной монополией в сфере обеспечения информационной безопасности и осуществляет такие виды деятельности как техническое сопровождение системы централизованного управления сетями телекоммуникаций, организация и техническое сопровождение точек обмена интернет-трафиком операторов и ведение учета международных точек стыка.
Отключение интернета ограничило целый спектр прав человека, таких как как свобода выражения мнения и право на участие в управлении делами государства, повлияло на экономические и социальные права, отдельно задевая права людей с инвалидностью, а также на право на справедливое судебное разбирательство (так как в условиях карантинных ограничений практически большинство дел проводятся в режиме онлайн через мессенджеры) и другие права.
Вопросы ограничения прав человека прописаны в Сиракузских принципах толкования ограничений и отступлений от положений Международного пакта о гражданских и политических правах, и Казахстан, будучи страной-участницей Пакта, обязан придерживаться этих принципов. Сиракузские принципы подробно указывают, в каких случаях ограничения данных прав возможны (подробнее смотреть пункты iv, v, vi, vii).
В докладе A/HRC/17/27 от 16 мая 2011 года специального докладчика по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение Франка Ла Рю указывается, что «в отличие от любых других средств коммуникаций, таких как радио, телевидение или печатные издания, которые основаны на односторонней передаче информации, интернет, будучи интерактивным средством, представляет собой значительный шаг вперед», и что «люди перестали быть просто пассивными реципиентами, а стали активно публиковать информацию».
В п. 59 доклада спецдокладчик отмечает, что в некоторых исключительных обстоятельствах в отношении права на неприкосновенность частной жизни могут применяться ограничения или оговорки. К ним могут относиться меры государственного контроля с целью отправления уголовного правосудия, предупреждения преступления или борьбы с терроризмом. Однако такие меры дозволительны только если они соответствуют критериям допустимых ограничений, предусмотренных международным правом в области прав человека.
Отметим, что шатдаун интернета может противоречить Целям устойчивого развития (ЦУР) ООН, в частности цели 9: «Создание стойкой инфраструктуры, содействие всеохватной и устойчивой индустриализации и инновациям».
В связи с тем, что президентом Республики Казахстан Касым-Жомартом Токаевым 5 января 2022 года было решено ввести режим чрезвычайного положения (ЧП) сначала в Мангистауской области и Алматы, а затем в других регионах страны, Казахстан, как государство-участник МПГПП, с учетом положений Сиракузских принципов о допустимых отступлениях от положений Пакта, во избежание нарушений прав человека обязан был осуществить следующие действия:
  • официально объявить чрезвычайное положение, угрожающее жизни нации;

  • уведомить государства-участников через генерального секретаря Организации объединенных наций (ООН).
Хотя правительство Республики Казахстан официально объявило о введении режима ЧП, открытые источники не сообщают, было ли направлено соответствующее уведомление государствам-участникам. Известно лишь то, что Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) 6 января направила уведомление в ООН о вводе в Казахстан военных сил.
Режим ЧП в Казахстане регулируется специальным Законом «О чрезвычайных положениях». «Чрезвычайное положение — временная мера, применяемая исключительно в интересах обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя Республики Казахстан и представляющая собой особый правовой режим деятельности государственных органов, организаций, допускающий установление отдельных ограничений прав и свобод граждан, иностранцев и лиц без гражданства, а также прав юридических лиц и возлагающий на них дополнительные обязанности» (п. 1 ст. 1 Закона «О ЧП»).
В соответствии с данным законом, в условиях ЧП государство, которое вводит ограничения на такие права человека как свобода передвижения, мирные собрания и другие, вправе приостановить доступ в интернет и связь для физических и юридических лиц в качестве одной из основных мер ограничений (ст. 14-1, пп. 10 п. 1 ст. 15 Закона). Действительно, во время обсуждаемых событий на территории Казахстана был ограничен интернет, но с некоторыми перебоями были доступны звонки и отправка/получение SMS-сообщений. При этом звонки от зарубежных абонентов до казахстанцев практически не доходили.
Жители города Алматы ощутили на себе информационный вакуум более всего в связи с тем, что в городе интернет был полностью отключен на несколько дней. Подключение к интернету через средства обхода связи как VPN, proxy-сервера и TOR были также недоступны.
$429млн
ущерб экономике Казахстана от шатдауна интернета, Согласно порталу Top10VPN.
на 3405%
вырос спрос на VPN-услуги в Казахстане 5 января, когда вспыхнули протесты, по сравнению со среднедневным показателем за предыдущие 30 дней
7 января президент обратился к народу Казахстана и сообщил следующее:
Следует также отметить, что, согласно п. 1-3 ст. 41-1 Закона «О связи», функционирование средств обходов связи, с помощью которых можно получить доступ к запрещенному контенту, недопустимо, то есть фактически к этим программным обеспечениям относятся все иностранные VPN-сервисы, так как их серверное оборудование находится за границей, proxy-серверы и так далее. В случае распространения такого рода программного обеспечения ресурс должен ограничиваться.
В условиях информационного вакуума примечателен кейс казахстанца Нарикби Максута, который совместно с другими лицами смог передать посредством SMS данные proxy-серверов лицам, находившимся в Казахстане. По его словам, блокировка интернета не была тотальной — оставался определенный порт, который не был закрыт для внешнего интернета (подробнее о видах ограничений доступа к сайтам и влиянии на права человека можно ознакомиться по ссылке).
Нажимая на данные proxy-сервера в SMS, пользователь автоматически получал доступ к мессенджеру Telegram с заполненным IP-адресом, портом, логином, паролем и т.д. Telegram в дальнейшем автоматически передавал и получал трафик через proxy-сервер, предоставленный Нарикби Максутом. Посредством Telegram, казахстанцы могли получать доступ к альтернативным источникам информации, связаться с семьей, близкими и коллегами в Казахстане и за рубежом, узнавать о ситуации в стране и в городе проживания, а также читать информационные сообщения международных организаций и иностранных государств касательно положения в Казахстане.
Шатдаун интернета повлиял не только на самих казахстанских пользователей, но и на глобальную сеть, так как сайты с доменами .kz и .қаз были практически недоступны для остального мира. Причина этому — Приказ министра оборонной и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан от 13 марта 2018 года № 38/НҚ «Об утверждении Правил регистрации, пользования и распределения доменных имен в пространстве казахстанского сегмента интернета». Согласно этим Правилам, при пользовании казахстанским доменным именем сервер размещения казахстанского сайта должен обязательно находиться на территории Республики Казахстан. Нарушение данного требования является нарушением Правил и, соответственно, пользование доменом приостанавливается.
Поскольку население и бизнес не могли пользоваться интернетом, остро стоял вопрос покупки и продажи необходимых товаров, которые приобрести тогда можно было только за наличные. Лишившись доступа к информационным системам, бизнес не мог выписать необходимые документы для оформления покупок. Одновременно население сталкивалось с проблемой снятия денег с банковских карт и, как следствие, недостатком наличных средств.
6 января, в условиях неработающей связи, Комитет государственных доходов Министерства финансов (КГД МФ) разрешил выдавать товарные чеки вместо фискальных и распорядился о праве выписывать счет-фактуру на бумажном носителе с замечанием, что штрафные санкции применяться не будут. Для перехода на бумажные носители КГД МФ, в соответствии с пп. 2 п. 2 ст. 412 Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет (Налоговый кодекс)» от 25 декабря 2017 года, подписал протокол о признании технической ошибки за период с 5 по 19 января 2022 года.
● только на Алматы напало 20 000 бандитов;
● действовали специалисты, которые специализируются на распространении дезинформации, фейков, манипуляций;
● будет возобновлен доступ в интернет в отдельных регионах страны на определенные интервалы;
● свободный доступ в интернет не означает «свободное размещение измышлений, клеветы, оскорблений, подстрекательских призывов», и в случае появления такого контента государством будут приняты меры по обнаружению и наказанию авторов.
По поручению президента, 8 января операторы связи начали предоставлять абонентам:
8 января министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Багдат Мусин в Facebook сообщил, что ограничение интернета «связано с тем, что террористические группировки используют средства связи для координации и планирования действий». В тот же день был предоставлен доступ к ограниченному списку средств массовой информации — inform.kz, qazaqstan.kz, tengrinews.kz, 24.kz, baq.kz, baigenews.kz и stopfake.kz, — а также возобновлен доступ к приложениям банков Kaspi, Halyk, сайту президента akorda.kz.
В тот же день в Алматы был возобновлен доступ в интернет с 9 утра до примерно 14:00, после чего снова был заблокирован. 10 января интернет снова был включен, и в дальнейшем его уже не отключали.
отключение интернета является одной из законных основных мер обеспечения безопасности в условиях ЧП. Вопрос в том было ли отключение интернета обоснованным и соответствовало ли оно международным стандартам?
Действительно, основной задачей государства является обеспечение безопасности жизни и здоровья населения, но без интернета гражданам было невозможно использовать привычные средства коммуникации. Учитывая уверенный рост популярности технологии интернет
многие казахстанцы остались в неведении относительно событий в их стране в дни шатдауна, практически полностью лишившись доступа к информации.
200
смс
300
минут
Помимо этого, посредством SMS Акорда информировала население о важных событиях в стране.
Подытоживая все вышесказанное:
уровень проникновения интернета в Казахстане
уровень проникновения интернета в Алматы
88,2%
91,8%
Международные стандарты и Резолюция Совета по правам человека ООН № A/HRC/47/L.22 от 7 июля 2021 года говорит о том, что полное отключение интернета в стране может являться нарушением прав человека. Подробнее о том как шатдаун интернета и в целом последствия январских событий повлияли на другие цифровые права человека описано далее.
Рекомендации
● Государству следует принять во внимание Резолюцию Совета по правам человека ООН № A/HRC/47/L.22 от 7 июля 2021 года, а также другие международные стандарты в области прав человека, упомянутые в этом разделе, в целях недопущения в будущем аналогичных нарушений прав человека в части тотального отключения интернета.

● Заинтересованным сторонам в целях реализации п. 17 Резолюции № A/HRC/47/L.22 от 7 июля 2021 года, рекомендуется обратиться в Управление Верховного комиссара ООН по правам человека для освещения и предоставления с его стороны оценки казахстанского кейса на предстоящей 50-й сессии Совета ООН по правам человека.

● Государству рекомендуется предусмотреть возможности для обеспечения безопасности жизни и здоровья населения без отключения интернета путем изменения законодательства в части исключения некоторых норм Закона «О ЧП» (ст. 14-1, пп. 10 п. 1 ст. 15), так как в противном случае могут быть непропорционально ограничены права человека на свободное выражение мнения, доступ к информации и иным правам и свободам онлайн, особенно в кризисных условиях ЧП и карантина, когда отсутствие или недостаток важной информации могут быть критичны.