Специальный отчет “Qazaqstan Shutdown 2022”
Цифровая инклюзия
Цифровая инклюзия
Автор статьи
Роман Реймер,
ОФ «Еркіндік Қанаты»
Соответствующими Указами президента с 5 января 2022 года на всей территории Казахстана был введен режим ЧП. Закон «О ЧП» устанавливает, что основанием для введения ЧП является обеспечение безопасности, защиты прав и свобод человека и гражданина, защиты конституционного строя Республики Казахстан.
Анализируя Указы президента о введении ЧП, мы не обнаруживаем пункты, ограничивающие деятельность казахстанских судов. Это связано с тем, что доступ к справедливому судебному разбирательству есть одно из ключевых конституционных прав человека.
Более того, ст. 23 Закона «О ЧП» устанавливает, что «правосудие в местности, где введено ЧП, осуществляется судами в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан». Под законодательными актами в первую очередь имеется ввиду Конституционный закон «О судебной системе и статусе судей» от 25 декабря 2000 года.
П. 1 ст. 3 Конституционного закона регламентирует, что «судебную систему Республики Казахстан составляют Верховный Суд Республики Казахстан, местные и другие суды…». При этом «учреждение специальных и чрезвычайных судов под каким-либо названием не допускается».
Следует особо отметить, что ни Закон «О ЧП», ни Конституционный закон не содержат положений о какой-либо возможности ограничения права на доступ к судебной системе и, как следствие, ограничения процессуальных прав сторон процесса.
Начиная с марта 2020 года, в связи с карантинными мерами, казахстанское судопроизводство перешло в режим онлайн. Абсолютное большинство гражданских, административных и уголовных процессов рассматривается с разной степенью успешности с использованием различных доступных мессенджеров (в основном WhatsApp). Таким образом, физическая возможность доступа к правосудию напрямую зависит от устойчивости и качества интернет-соединения.
Однако тотальное отключение сети интернет на всей территории страны сделало невозможным отправление правосудия в режиме онлайн, что, мягко говоря, негативно отразилось на рассмотрении тысяч судебных производств в этот период.
При этом процессуальное законодательство содержит положения, регламентирующие право суда приостанавливать производство по делу. В частности, пп. 1.1. п. 1 ст. 273 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (ГПК РК) устанавливает право суда по своей инициативе приостановить производство. Вышеуказанное становится возможным при возникновении действий непреодолимой силы, под этим подразумевается, помимо прочего, введение ЧП (ст. 273 ГПК РК).
Похожее положение содержится также в пп 4, п. 1, ст. 45 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан (УПК РК). В случае применения судами права приостановления производства выносится соответствующее определение. После окончания действия непреодолимой силы ранее приостановленное судебное производство восстанавливается с продлением процессуальных сроков.
Таким образом, в теории, режим ЧП и сопутствующее отключение сети интернет не должны крайне негативно отражаться на большинстве дел, находящихся в производстве судов. Речь идёт исключительно о делах, не относящихся к судебным производствам, начатым во время действия режима ЧП и блокировки интернета.
В настоящее время в стране в большом количестве проходят судебные процессы по административным статьям, связанным с организацией, проведением и/или участием в «незаконных» мирных собраниях. При этом судебные разбирательства проходят с нарушением принципа равенства сторон процесса и носят ярко выраженный обвинительный характер.
Яркий пример — кейс блогерки Александры Осиповой из Усть-Каменогорска. Александра Осипова была привлечена к административной ответственности, согласно ч. 7 ст. 488 КоАП РК. В связи с отсутствием интернета ни адвокат, ни наблюдатели, ни представители СМИ не могли подключиться к процессу. При этом судебное заседание прошло в здании отделения полиции, и было так называемым «выездным».
«Выездные» суды абсолютно никак не регламентированы национальным законодательством, из чего следует, что, по существу, «выездные» суды незаконны.
Таким образом, «выездные» суды, в том числе в условиях ЧП, с нашей точки зрения незаконны по следующим основаниям:
● «выездные» суды никак не регламентированы ни одним национальным нормативным правовым актом или добровольно ратифицированным Казахстаном международным стандартом в области права на справедливое судебное заседание;
● проведение «выездных» судебных заседаний в зданиях отделов полиции нарушает принцип разделения властей, поскольку суды проходят на территории органов исполнительной власти;
● «выездные» суды нарушают принцип гласности, поскольку отделы полиции являются режимными учреждениями, и соответственно их территория закрыта для посещения наблюдателей и представителей средств массовой информации;
● «выездные» суды нарушают принцип равенства сторон, поскольку судебные заседания проходят в помещениях органов полиции, привлекающей задержанных к административной ответственности.
Все это является прямым нарушением как национального законодательства, так и международных стандартов справедливого судебного процесса, особенно исходя из того, что в условиях тотального отключения сети интернет обеспечение принципа гласности судопроизводства является невозможным.
Таким образом, государство в лице «выездного» суда ограничило процессуальные права Александры Осиповой.
Конечно, исходя из «Сиракузских принципов», государство имеет право ограничивать права и свободы человека в строго необходимых случаях, когда это отвечает насущной потребности государства или общества, преследует законные цели, а также является соразмерным этим целям.
В данном случае государство не дает четких объяснений того, зачем была введена практика «выездных» судов. Государством не доказана насущная потребность в дискриминации через нарушение процессуальных прав граждан и принципов независимого судопроизводства в виде введения «выездных» судов.
В этой связи можно констатировать, что ограничение прав граждан носило произвольный характер. Стоит отметить, что случай с Александрой Осиповой не является единичным — информация о «выездных» судебных заседаниях массово приходят практически из всех регионов страны.
Подводя итог, можно сделать следующие выводы касательно принципов работы и правоприменительной практики судебной системы в режиме онлайн.
● За время режима ЧП и продолжающегося карантина казахстанская судебная система прочно перешла в режим онлайн. При рассмотрении абсолютного большинства дел в режиме онлайн судебная система всячески пытается обеспечить максимально возможное достижение принципов судопроизводства, таких как гласность, равенство сторон и другие.
● В случае наступления действия непреодолимой силы, такой как введение режима ЧП и последующее за этим тотальное отключение интернета, суды имеют процессуальное право приостанавливать судебные производства для того, чтобы в первую очередь не нарушать базовых принципов судопроизводства.
● Однако при рассмотрении судебных процессов по административным статьям, связанным с организацией, проведением и/или участием в «незаконных» мирных собраниях, через введение «выездных» судов, проходящих в отделениях полиции, государство фактически нарушает право граждан на справедливый суд.
Более того, международные стандарты, в частности, ст. 14 МПГПП и Замечания общего порядка № 32 к данной статье не содержат положений, которые можно интерпретировать как возможность проведения судебных заседаний вне зданий судов.
Рекомендации
Верховному Суду Республики Казахстан:
● разъяснить нижестоящим судам незаконность и необоснованность «выездных» судов, противоречащих как национальному законодательству, так и международным стандартам в области права на справедливое судебное разбирательство.
Министерству внутренних дел Республики Казахстан:
● запретить проведение «выездных» судебных заседаний в отделениях полиции и иных зданиях,относящихся к министерству, как незаконных и нарушающих принципы права на справедливое судебное разбирательство и принцип разделения властей.
Генеральной прокуратуре:
● рассмотреть деятельность «выездных» судов с точки зрения соблюдения законности, соблюдения прав и интересов граждан в рамках судебных процессов.